Иная не запрещенная законом экономическая деятельность

Иная не запрещенная законом экономическая деятельность

Статья 34 Конституции России

1. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

2. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Комментарий к Ст. 34 Конституции Российской Федерации

Предпринимательская деятельность определяется как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (статья 2 ГК РФ).

В соответствии со статьей 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

По своим обязательствам гражданин отвечает всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

Положения части 2 комментируемой статьи направлены на защиту конкуренции и ограничение монополистической деятельности. Этим же целям служит Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Под конкуренцией согласно указанному Федеральному закону понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Недобросовестная конкуренция определяется как любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

В качестве монополистической деятельности рассматривается злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные действия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью.

Рассмотрим подробнее положения данной статьи Конституции Российской Федерации.

Статья 34, как и ст. 35, провозглашает и юридически гарантирует свободу использования каждым своих способностей и имущества любым не запрещенным законом способом, т.е. свободу экономической деятельности, а ст. 35 — и частной собственности, ибо свобода экономической деятельности на базе своего имущества и своих способностей и есть свобода частной собственности, которая должна осуществляться, конечно, в рамках закона.

В этих статьях Конституции речь идет об экономической базе того, что принято называть гражданским обществом, — об экономической базе частной жизни людей, на основе которой и для обеспечения которой создается вся политическая система и государственная власть со всеми ее институтами и рычагами управления.

Особое положение этих статей в гл. 2 о правах и свободах человека и гражданина состоит еще и в том, что они имеют в виду не только индивида и распространяются не только на индивидуальные права и свободы физических лиц.

Статьи 34 и 35 устанавливают, что каждый вправе иметь имущество, каждый вправе использовать свое имущество, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по суду и с соблюдением соответствующих правил, и эти нормы распространяются не только на индивидов — физических лиц, но и на юридические лица — организации, закрепляя свободную экономическую деятельность и право частной собственности.

В тоталитарном обществе, в котором мы прожили предшествующие десятилетия, гражданское общество как таковое фактически не существовало. Вся так называемая частная жизнь была насквозь пронизана партийно-государственным воздействием, и вся экономика была партийно-государственной, поскольку любое решение любого предприятия или иной хозяйственной организации должно было соответствовать конкретным директивным плановым указаниям государственных органов, а в редких случаях их отсутствия — общим партийно-государственным идеологическим и иным установкам.

Сегодня картина кардинально меняется, и прежде всего потому, что принципиально изменяется экономическая основа жизни каждого человека и, таким образом, всего общества в целом: каждый человек вправе иметь в собственности любое имущество — как предметы потребления, так и средства производства — без ограничения количества, может владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35) и может свободно использовать свое имущество и свои личные способности для любой не запрещенной законом экономической деятельности, в том числе и предпринимательской (ч. 1 ст. 34).

Под предпринимательской понимается деятельность, направленная на извлечение прибыли; она может осуществляться и с применением наемного труда. Однако наемный труд находится под защитой ст. 37 Конституции и может применяться, конечно, только с учетом норм трудового законодательства и правил об охране труда. Все эти конституционные положения получили развитие и конкретизацию в новом ГК.

Рыночная экономика основана на свободе индивида — человека и гражданина — и на безусловном соблюдении его личных и имущественных прав и свобод, как свойственных ему от рождения, так и приобретенных впоследствии на законных основаниях (см. ст. 8 и 35).

Переход к рынку невозможен без развития конкуренции и ограничения монополистической деятельности. Конкуренция — это состязательность предпринимателей на рынках, которая ограничивает возможность каждого отдельного предпринимателя негативно воздействовать на общие условия обращения товаров и услуг и стимулирует производство тех товаров и услуг, которые требуются потребителю.

Противоположность конкуренции — монополистическая деятельность, т.е. действия (бездействие) предпринимателей, органов исполнительной власти, направленные на ограничение и устранение конкуренции, повышение цен.

Провозглашенное п. 2 ст. 34 право граждан на свободное предпринимательство и осуществление экономической деятельности гарантируется государственной поддержкой развития конкуренции и пресечением проявлений монополизма.

Конституция запрещает злоупотребление предпринимателем своим доминирующим положением на рынке и применение недозволенных форм и приемов конкуренции. Эта конституционная норма нашла конкретизацию в ст. 10 ГК.

Важная роль в поддержке конкуренции правовыми средствами, в предупреждении, ограничении и пресечении монополизма и недобросовестной конкуренции отведена Закону РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г. Это первый в истории России антимонопольный законодательный акт.

В результате изучения практики применения Закона в него были внесены существенные изменения и дополнения Федеральным законом Российской Федерации от 25 мая 1995 г. Государственное регулирование деятельности субъектов естественных монополий осуществляется на основе Закона «О естественных монополиях» от 17 августа 1995 г.

Под недобросовестной конкуренцией в ст. 4 и 10 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» понимается ведение конкурентной борьбы нечестными и незаконными методами.

Закон в ст. 10 перечисляет различные формы недобросовестной конкуренции, в том числе: распространение одним предпринимателем ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому предпринимателю, введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств и качества товара; некорректное сравнение предпринимателем производимых и реализуемых им товаров с товарами других предпринимателей и т.д.

Основное средство борьбы с недобросовестной конкуренцией — это обращение в антимонопольные органы, которые вправе давать предпринимателям, использующим недозволенные формы конкуренции, предписания о прекращении нарушений, а при невыполнении предписаний — налагать штраф.

В случае причинения недобросовестной конкуренцией убытков предприниматель вправе обратиться в суд общей юрисдикции либо арбитражный суд с иском о их возмещении.

Нормы Закона, запрещающие монополистическую деятельность, адресованы предпринимателям, занимающим доминирующее положение на рынке. Для признания положения на рынке доминирующим нужны два условия — доля на рынке, превышающая 35%, и возможность ограничивать конкуренцию, т.е. обладание рыночной властью.

Закон содержит общие запреты злоупотребления предпринимателем своим доминирующим положением на рынке, а также дает примерный перечень действий и соглашений (согласованных действий), в результате которых может существенно ограничиваться конкуренция. К наиболее часто встречающимся злоупотреблениям относятся нарушения, связанные с ценами.

Закон запрещает монопольные соглашения между предпринимателями, имеющими в совокупности долю на рынке определенного товара более 35 процентов, если такие соглашения или согласованные действия могут привести к существенному ограничению конкуренции.

Закон включает запретительные нормы не только для предпринимателей, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, но также и для государственных органов и органов местного самоуправления. Так, им запрещено принимать акты и совершать действия, направленные на ограничение конкуренции, а также заключать соглашения, ограничивающие конкуренцию.

Злоупотребление монопольным положением, нарушение установленных запретов ведут к тем же последствиям, что и недобросовестная конкуренция, т.е. к применению различных мер воздействия как антимонопольными органами, так и судом.

Федеральный антимонопольный орган — ГКАП — и его территориальные управления могут давать предпринимателям, государственным органам, органам местного самоуправления предписания прекратить нарушения, восстановить первоначальное положение, а при невыполнении предписаний – использовать административные взыскания (предупреждения и штрафы).

В случаях, прямо предусмотренных законом, монополистические действия и ограничение конкуренции влекут уголовную ответственность (ст. 178 УК).

Любые акты антимонопольных органов, принятые с нарушением антимонопольного законодательства, могут быть обжалованы в суд лицом, права и законные интересы которого нарушены.

P.S. По мнению В. Д. Зорькина, конституционное право позволяет преодолеть известную ограниченность гражданского законодательства, содержащего определение предпринимательской деятельности как деятельности, направленной исключительно на систематическое получение прибыли.

Это определение упрощает, обедняет все многообразие правовой действительности. Ведь врач, занимающийся индивидуальной трудовой деятельностью, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, наряду с целью получения прибыли несет общественно-политическую ответственность, формируемую сквозь призму «клятвы Гиппократа».

Даже юрист, работающий в сфере оказания платных юридических услуг, не может, исходя из конституционного права, руководствоваться только целями извлечения прибыли. В Постановлении КС РФ от 23.01.2007 N 1-П*(436) выражено мнение, согласно которому свобода договора имеет объективные пределы, которые определяются основами конституционного строя и публичного правопорядка.

В частности, недопустимо распространять договорные отношения и лежащие в их основе принципы на те области социальной жизнедеятельности, которые связаны с публично-правовыми полномочиями.

С точки зрения гражданского права редакция СМИ — это обычный правовой субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность с целью извлечения прибыли. С точки зрения конституционного права указанный субъект является одновременно участником иных, в том числе конституционно-правовых отношений, а это означает, что правовая природа редакции СМИ обладает известной двойственностью, обусловленной теми важными функциями, которые несут СМИ в демократическом обществе.

К «форматированию» собственно предпринимательской деятельности такого рода субъектов должны подключаться основные принципы конституционного права, в том числе принцип добросовестности.

Плюрализм социально-культурных течений, необходимость поддержания свободной циркуляции мнений и идей вполне могут быть признаны такой конституционно-значимой целью, которая оправдывает более глубокие, интенсивные ограничения, вводимые законодателем в отношении редакции СМИ, осуществляющей как деятельность по информированию общества, так и предпринимательскую деятельность.

В частности, законодатель вправе ввести нормы, ограничивающие прямое или опосредованное участие лица в капитале организации, либо занимающейся выпуском печатной продукции, либо являющейся оператором вещания.

Законодатель, исходя из цели информирования общества о реальных руководителях СМИ, вправе установить их финансовую транспарентность и т.д. Частно-правовые и публично-правовые компоненты можно обнаружить также в деятельности аудиторских организаций и частных охранных предприятий.

Статья 34 Конституции России

1. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

2. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Комментарий к Ст. 34 Конституции Российской Федерации

1. Комментируемая статья закрепляет ряд важных принципов рыночной экономики. Часть первая комментируемой статьи развивает принцип свободы экономической деятельности, провозглашенный в части первой ст. 8 Конституции РФ, закрепляя субъективное право на свободное осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

Отметим, что субъектами права, провозглашенного в комментируемой статье, являются граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства, бипатриды. Вместе с тем согласно действующему законодательству иностранные граждане и лица без гражданства вправе осуществлять предпринимательскую и трудовую деятельность только при наличии разрешения на работу*(137), что существенно ограничивает их возможности на осуществление права, предусмотренного частью первой комментируемой статьи.

Иная экономическая деятельность, не относящаяся к предпринимательской, «представляет собой разумную деятельность человека, прямо не направленную на получение прибыли, но предполагающую использование его способностей и имущества для удовлетворения материальных потребностей и интересов»*(138). К такой деятельности следует отнести, например, трудовую деятельность, основы осуществления которой регламентируются ст. 37 Конституции РФ.

Конституция России, говоря о праве на свободное использование способностей и имущества, не предусматривает каких-либо ограничений по имущественному положению или иному критерию. Достаточно ли у субъекта способностей и имущества для осуществления различных видов экономической деятельности, определяет он сам. Вместе с тем существуют некоторые ограничения в действующем законодательстве. Заниматься предпринимательской деятельностью может лицо, имеющее полную дееспособность (как правило, с 18 лет).

Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — это акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях*(139).

В силу конституционного принципа свободы экономической деятельности граждане, реализуя право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, вправе осуществлять ее как в индивидуальном порядке — в статусе индивидуального предпринимателя, так и путем участия в хозяйственном обществе, товариществе или производственном кооперативе, т.е. путем создания коммерческой организации как формы коллективного предпринимательства.

Существенным недостатком Конституции РФ применительно к правовому регулированию экономических отношений является полное отсутствие упоминания юридических лиц в ее тексте. Буквальное толкование норм Конституции отказывает юридическим лицам в защите их имущественных и иных прав. Так, например, авторы Комментария к Конституции РФ указывают на то, что юридические лица не являются субъектами права, закрепленного частью первой комментируемой статьи*(140).

2. Часть вторая комментируемой статьи частично воспроизводит положения ст. 8 Конституции РФ. Она предусматривает изъятия из принципа свободы экономической деятельности, поскольку запрещает осуществлять такую деятельность, которая направлена на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Включение положений о запрете монополистической деятельности в современные конституции характеризует значимость этого принципа для современных экономических систем, поскольку до определенного времени монополизация не рассматривалась как явление, вредящее развитию экономики.

Монополизация — это деятельность, направленная на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и занятие монопольного положения на рынке. Подобная деятельность запрещена. Вместе с тем в ряде отраслей экономики государство допускает существование монополий: транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам; транспортировка газа по трубопроводам; железнодорожные перевозки; услуги транспортных терминалов, портов, аэропортов; услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи; услуги по передаче электрической энергии; услуги по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике; услуги по передаче тепловой энергии; услуги по использованию инфраструктуры внутренних водных путей*(141). Естественные монополии существуют на тех рынках, где удовлетворение спроса эффективнее при отсутствии конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства) и товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров. Вместе с тем органы государственной власти должны стремиться к уменьшению числа естественных монополий.

Экономические права граждан

Экономические права граждан охватывают свободу человеческой деятельности в сфере производства, обмена, распределения и потребления различных материальных благ, товаров и услуг. Они способствуют созданию материальных и социальных условий для жизнедеятельности личности.

Рассмотрим экономические права граждан подробно.

Право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституция РФ, ст. 20 Конституции РТ) обладают как сами граждане, так и их объединения. Не допускается экономическая деятельность, запрещенная законом.

Право частной собственности — сравнительно новое явление в праве Российской Федерации и Республики Татарстан.

Есть такая пословица «Нищий разбоя не боится». Человеку, у которого нет ничего, нечего и терять. «Ничего нет — голова не болит», — говорит вторая пословица. Такой человек ни за что не переживает. Многие десятилетия в нашей стране существовала государственная собственность, которая преподносилась как принадлежащая всём. Всем — это значит никому. Поэтому у труженика не было чувства ответственности за эту собственность.

Во всем мире собственность считают, священной и неприкосновенной. И в этом нет ничего плохого. Собственность делает человека экономически независимым, а следовательно, создает возможность духовной и политической независимости. Право собственности выступает экономической основой правового положения человека и гражданина. Собственность — это власть собственника над вещью, возможность владеть, пользоваться и распоряжаться ею как единолично, так и совместно с другими лицами.

Конституция Российской Федерации уделяет праву частной собственности две отдельные статьи в главе о правах и свободах человека и гражданина. Первая из них рассматривает право частной собственности в качестве права каждого человека единолично либо совместно с другими лицами владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, которое не может быть изъято иначе как по решению суда, либо при условии предварительного и равноценного возмещения со стороны государства (ст.35). Вторая статья касается земли и других природных ресурсов, которыми могут свободно владеть, пользоваться и распоряжаться граждане Российской Федерации и их объединения, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных граждан (ст.36).

Статья 17 Конституции Республики Татарстан устанавливает, что хозяйственная деятельность осуществляется наряду с государственной собственностью, собственностью местного самоуправления и собственности общественных объединений также и на основе частной собственности. В частной собственности могут находиться земельные участки и другие объекты, используемые в любой не запрещенной законом сфере деятельности.

Признается и охраняется законом право наследования (ст. 35 Конституции РФ. Это экономическое право тесно связано с правом на собственность. Никто не может быть ограничен в получаемом в качестве наследства имуществе или ограничен в нем.

Право на труд и право на отдых (ст. 37 Конституции РФ, ст. 50 Конституции РТ). А что собственно такое труд? Труд — самостоятельная индивидуальная или коллективная деятельность людей, имеющая своей целью создание материальных или духовных ценностей. Великий русский писатель А.П.Чехов писал: «Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в. этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги». Труд должен не только кормить человека, но, что немаловажно, отвечать его духовным запросам, быть ему интересным.

Право регулирует не содержание труда, а форму организации трудовых отношений. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещен. Законом установлена продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, ежегодный оплачиваемый отпуск.

Лучшие адвокаты нашего бюро «Сайфутдинов и партнеры» оказывают юридические услуги на всей территории Республики Татарстан.

Если Вам нужна консультация адвоката по защите экономических прав в городах Набережные Челны, Казань, Альметьевск, Нижнекамск, Мензелинск, Елабуга, Бугульма, Заинск, Сарманово, Менделеевск, Чистополь, позвоните нам: 8-917-251-21-84, 8 (8552) 58-04-20, 8-903-318-22-08 или напишите: mail@advokatrt116.ru

Напоминаем, что адвокаты Республики Татарстан проводят бесплатную юридическую консультацию по уголовным, гражданским, семейным, арбитражным, административным делам, жилищным и трудовым спорам каждую пятницу с 9 до 12 часов в нашем офисе по адресу: Набережные Челны, проспект Мира, дом 22, офис 255 (7/02, подъезд 8)

Может ли работодатель ограничить право работника на трудоустройство

/img/plugs/sr/2.png

Предусматривает ли действующее законодательство Российской Федерации возможность заключения между работником и работодателем соглашения о неконкуренции, согласно которому ограничивается право работника на трудоустройство в конкурирующую с работодателем компанию после прекращения трудовых отношений с ним?

ОТВЕТ:

Работодатель не может ограничить право сотрудника на трудоустройство в конкурирующую с работодателем компанию как во время действия трудового договора, так и после прекращения трудовых отношений с ним.

ПРАВОВОЕ ОБОСНОВАНИЕ:

Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; труд свободен — каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и б езопасности государства (часть первая ст. 34, часть первая ст. 37, часть третья ст. 55 Конституции РФ).
В свою очередь, трудовые договоры, соглашения, локальные нормативные акты не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в договор, то они не подлежат применению ( ст.ст. 8 и 9 ТК РФ). Поскольку трудовым законодательством не предусмотрен запрет на трудоустройство работника к другому работодателю, в том числе если такие действия могут привести к неблагоприятным последствиям для текущего работодателя в связи с тем, что работодатель-конкурент занимается теми же видами деятельности в той же области, то работодатель не вправе предусмотреть такой запрет ни в каком документе; если это будет сделано, запрет не будет соответствовать закону и не сможет применяться. Аналогичного мнения придерживаются и специалисты Минтруда ( письмо Министерства труда и социальной защиты РФ от 19.10.2017 N 14-2/В-942).

Читайте также  Что делать, если меня незаконно сокращают?

Согласно определению информации, составляющей коммерческую тайну, данному в п. 2 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон N 98-ФЗ), информация, составляющая коммерческую тайну — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Законодатель связал возникновение права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну (в данном случае — работодателя), требовать от физических лиц, получивших доступ к информации, составляющей такую тайну, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности с моментом установления им в отношении такой информации режима коммерческой тайны в соответствии со ст. 10 Закона N 98-ФЗ. Согласно ч. 2 ст. 10 Закона N 98-ФЗ режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ, в частности, определения перечня информации, составляющей коммерческую тайну, ограничения доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка, организации учета лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана, и других мер.

Одной из таких мер является регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, в трудовых договорах с работниками. Статья 57 ТК РФ предусматривает неразглашение охраняемой законом тайны (коммерческой тайны) как одно из дополнительных условий трудового договора. Для закрепления этого условия в трудовой договор (или в дополнительное соглашение к нему) необходимо внести положение о том, что в силу своих трудовых обязанностей работник допускается к информации, составляющей коммерческую тайну, и должен выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны. Если же исполнение работником своих трудовых обязанностей не предполагает работы с информацией, составляющей коммерческую тайну, доступ работника к такой информации осуществляется с его согласия ( ч. 2 ст. 11 Закона N 98-ФЗ).

Обратите внимание, что в целях охраны конфиденциальности информации в рамках трудовых отношений согласно ч. 1 ст. 11 Закона N 98-ФЗ работодатель обязан:

• ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну;
• ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;
• создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Если работодателем были соблюдены все вышеперечисленные условия установления режима коммерческой тайны и обеспечения доступа к ней работника, последний при разглашении им сведений, составляющих такую тайну, несет полную материальную ответственность за причиненный этим прямой действительный ущерб ( ст. 238 ТК РФ, п. 7 части первой ст. 243 ТК РФ). При этом необходимо помнить, что под разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, понимаются действие или бездействие лица, в результате которых такая информация в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору ( п. 9 ст. 3 Закона N 98-ФЗ).

В свою очередь отметим, что если действие режима коммерческой тайны в отношении информации, ставшей известной работнику при исполнении им трудовых обязанностей, сохраняется и после его увольнения, то работодатель вправе потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением такой информации, имевшим место в течение срока действия режима коммерческой тайны ( ч. 4 ст. 11 Закона N 98-ФЗ). Под убытками в п. 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если же лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

При этом следует помнить, что в любом случае лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать не только сам факт совершенного правонарушения (в рассматриваемом случае — факт разглашения коммерческой тайны), но и наличие и размер понесенных им убытков, причинно-следственную связь между правонарушением и убытками (смотрите, например, определение ВАС РФ от 20.08.2007 N 9609/07, определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.02.2020 по делу N 8Г-14/2020[88-5107/2020].

ВС дал толкование понятию «иная экономическая деятельность»

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС20-4513 по делу о возможности арбитражных судов рассматривать иск о защите деловой репутации товарищества собственников жилья.

В августе и сентябре 2018 г. трое москвичей распространили в интернете сведения о деятельности товарищества собственников жилья «Кварт-128», в которых они обвинили ТСЖ, его председателя и членов правления в различных злоупотреблениях и неэффективном расходовании вверенных денежных средств. Кроме того, граждане распространили бумажные листовки с критикой деятельности этой организации.

В связи с этим ТСЖ обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании спорных сведений несоответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истца, а также об обязании ответчиков опровергнуть спорные сведения.

Арбитражный суд удовлетворил требования, решение устояло в апелляции. Впоследствии окружной суд отменил судебные акты и направил дело в Мосгорсуд для передачи его в суд общей юрисдикции, к подсудности которого оно отнесено законом. Кассация сочла, что рассматриваемый спор не относится к компетенции арбитражного суда, поскольку его предмет не связан с экономической или предпринимательской деятельностью заявителя, который может реализовать свое право на судебную защиту при рассмотрении соответствующего иска судом общей юрисдикции в рамках ГПК РФ.

В кассационной жалобе в Верховный Суд ТСЖ указало, что действия ответчиков навредили его деловой репутации в сфере экономической деятельности как субъекта, управляющего многоквартирным домом.

После изучения материалов дела № А40-240512/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ (в редакции, действовавшей на момент принятия Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 о судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц) установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Такие дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, кто является участниками спорных правоотношений. Если же сторонами спора о защите деловой репутации будут юрлица или ИП в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

Как пояснил ВС, впоследствии в п. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.) также было включено разъяснение, согласно которому необходимым условием для определения компетенции арбитражного суда по рассмотрению дел данной категории является экономический характер спора, возникшего в связи с непосредственным осуществлением истцом предпринимательской и иной экономической деятельности. Следовательно, критерием отнесения дел о защите деловой репутации к компетенции арбитражного суда, независимо от статуса участников правоотношений, является экономический характер спора, т.е. защита деловой репутации субъекта именно в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Верховный Суд отметил, что ТСЖ является некоммерческой организацией, созданной в целях управления имуществом, в том числе в целях его создания, содержания, приращения, предоставления коммунальных услуг, и его основная деятельность не является предпринимательской. Однако, как указал ВС, при решении вопроса о наличии у арбитражного суда компетенции на рассмотрение спора о защите деловой репутации правовое значение имеет не только факт осуществления предпринимательской деятельности, но и иная экономическая деятельность участника спорных правоотношений, деловая репутация применительно к которой защищается.

«Определение понятия “иная экономическая деятельность” в нормативных актах отсутствует. Однако термин “экономика” имеет различные научные толкования, большинство из которых объединяет единая концепция: экономикой является деятельность общества, связанная с производством, распределением, обменом, потреблением ресурсов и благ. В связи с этим экономической деятельностью принято считать взаимосвязанную совокупность процессов (в число которых входит и предпринимательская деятельность), возникающих в результате указанной выше деятельности общества, целью которой является получение максимального положительного результата при потреблении ресурсов и благ при одновременном стремлении минимизировать влияние факторов, которые могут оказать негативный эффект», – отмечено в определении.

Как указал Суд, деятельность ТСЖ преследует такую цель, как эффективное управление общей собственностью с максимальной выгодой для собственников, осуществляемое в порядке, установленном Жилищным кодексом, за счет финансовых средств, поступающих от собственников или иных лиц, посредством определения управляющих лиц, которым переданы функции по управлению имуществом, т.е. является по своей сути экономической деятельностью. В связи с этим высшая инстанция заключила, что именно таким образом федеральный законодатель разделил понятия экономической и предпринимательской деятельности в АПК. Соответственно, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о том, что оспариваемые истцом сведения, касающиеся управления финансами и собственностью, являются сведениями об экономической деятельности товарищества и его правления.

Верховный Суд добавил, что вывод кассации, в соответствии с которым ТСЖ не может заниматься предпринимательской или экономической деятельностью, является неверным, так как противоречит как вышеуказанному нормативному регулированию и его толкованию, так и уставу заявителя. Таким образом, постановление окружного суда было отменено, а дело передано на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что вопрос о сущности понятия «иная экономическая деятельность» для отнесения спора к компетенции арбитражного суда является актуальным для судебной практики. «ВС РФ указывает, что определение этого понятия в нормативных актах отсутствует и дает собственное толкование. Вместе с тем понятие “экономическая деятельность” содержится в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности» (утв. Приказом Росстандарта от 31 января 2014 г. № 14-ст.), и согласно этому нормативному акту экономическая деятельность имеет место тогда, когда ресурсы (оборудование, рабочая сила, технологии, сырье, материалы, энергия, информационные ресурсы) объединяются в производственный процесс, имеющий целью производство продукции (предоставление услуг). Экономическая деятельность характеризуется затратами на производство продукции (товаров или услуг), процессом производства и выпуском продукции (предоставлением услуг)», – отметила она.

По словам эксперта, если взять за основу такое определение, то вывод ВС РФ о том, что деятельность товарищества собственников жилья по своей сути является экономической деятельностью, представляется небесспорным. «Безусловно, ТСЖ может осуществлять экономическую деятельность. Закон использует даже более узкое понятие, говоря о праве осуществлять хозяйственную деятельность. Но следует обратить внимание на то, что закон предусматривает закрытый перечень видов этой деятельности (ч. 2 ст. 152 ЖК РФ). Кроме того, эта деятельность должна осуществляться только для достижения целей, предусмотренных уставом. Если бы деятельность товарищества собственников жилья по своей сути являлась экономической, не было бы никакого законодательного смысла ограничивать данную организационно-правовую форму в тех видах хозяйственной деятельности, которую она может осуществлять», – убеждена Алина Емельянова.

Адвокат пояснила, что главные цели создания товарищества собственников жилья – это совместное управление общим имуществом, его сохранение и содержание, предоставление коммунальных услуг. «Поэтому говорить об экономическом характере такой деятельности неправильно. В большей степени деятельность ТСЖ является организационно-управленческой. Экономическая деятельность ведется постольку поскольку она необходима для достижения общих целей. Представляется, что меньшая часть из приведенных в судебном акте утверждений относилась именно к экономической деятельности ТСЖ, в связи с чем с выводами комментируемого определения ВС РФ нельзя согласиться», – резюмировала Алина Емельянова.

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев назвал неоднозначными выводы Судебной коллегии. «С одной стороны, п. 7 ч. 6 ст. 27 АПК РФ прямо предусматривает, что споры о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подлежат рассмотрению арбитражными судами независимо от субъектного состава спора (т.е. и с участием физических лиц). С другой стороны, ВАС и ВС РФ ранее высказывали позицию о том, что споры о защите деловой репутации некоммерческих организаций подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции (например, спор о защите деловой репутации адвокатской коллегии – Определение ВС РФ от 3 августа 2015 г. № 305-ЭС15-8564 по делу № А40-48978/14; спор о защите репутации регионального общественного объединения – Определение ВАС РФ от 11 февраля 2008 г. № 1229/08 по делу № А27-2733/2007-1)», – отметил он.

Михаил Гусев отметил, что позиция Экономколлегии меняет ранее применявшийся подход к компетенции арбитражного суда при рассмотрении спора о защите деловой репутации некоммерческой организации: «Возможно, в связи с этим в ближайшем будущем мы увидим на примере практики Верховного Суда РФ новые тенденции в спорах о защите деловой репутации».

Управляющий партнер АБ «Юсланд» Елена Легашова в свою очередь согласилась с правовой позицией Верховного Суда, назвав ее соответствующей процессуальным нормам. «Для практики более важны анализ понятия “иная экономическая деятельность” и соотношение этого понятия с предпринимательской деятельностью, который проводит Верховный Суд в определении. В частности, Суд четко определяет, что термин “экономическая деятельность” не тождественен предпринимательской деятельности, а также что товарищество собственников жилья, будучи некоммерческой организацией, осуществляет экономическую деятельность, и споры о защите деловой репутации ТСЖ подлежат рассмотрению арбитражными судами», – отметила она.

По мнению эксперта, от правильного определения смысла экономической деятельности, в том числе ее осуществления некоммерческими организациями, зависит правильность определения подведомственности гражданского спора. «Толкование, проведенное ВС в этом споре, можно будет распространить и на другие аналогичные ситуации», – заключила Елена Легашова.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector