Как расторгнуть кредитный договор, заключенный с мошенниками?

Как расторгнуть кредитный договор, заключенный с мошенниками?

ВС рассказал, как решать дела о мошенничестве со счетами граждан

ВС рассказал, как решать дела о мошенничестве со счетами граждан

Верховный суд выпустил 44-страничный Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг. Чтобы привести к единообразию правовые подходы, ВС напоминает, какие законы применять при заключении договора от лица гражданина третьим лицом, а также кто несет ответственность по убыткам клиента, у которого украли деньги через мобильный банк.

Заключение договора от имени гражданина мошенническим путем

О других разъяснениях Обзора читайте:

Верховный суд указывает: если от имени гражданина взяли кредит мошенники, а сам он обратился в суд, к его требованиям применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, а не Закона о защите прав потребителей.

Так, общественная организация по защите прав потребителей (ОЗПП) от имени Николая Павлова* обратилась в суд с иском к банку о защите прав потребителей. Причина иска — Павлову стали поступать уведомления от банка с требованием погасить задолженность по кредиту. При этом сам гражданин никакого кредитного договора с банком не заключал. Банк уведомил истца, что провел проверку и выявил факт оформления кредита на имя истца мошенническим путем, пообещав удалить договор из национального бюро кредитных историй.

Суд признал кредитный договор незаключенным, обязал исключить персональные даные истца и взыскал убытки, компенсацию морального вреда, штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, судебные расходы. Апелляция поддержала решение.

Гражданская коллегия ВС отметила, что суды при рассмотрении дел применили положения закона о защите прав потребителей, согласно преамбуле которого потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести товар или услугу. Требования истца же были основаны на том, что ни в какие отношения с ответчиком по поводу получения кредита он не вступал и не намеревался вступать. При таких обстоятельствах применение судом к подобным отношениям положений вышеуказанного закона Судебная коллегия признала ошибочным (Определение от 16 августа 2016 г. № 18-КГ16-71).

Оператор несет ответственность по убыткам клиента, у которого украли деньги через мобильный банк с помощью дубликата сим-карты

ВС отмечает, что выдача или замена сим-карты является услугой связи, а следовательно, именно оператор мобильной связи несет ответственность за неправомерные действия по выдаче дубликата сим-карты с абонентским номером пользователя другому лицу. Таким образом мошенники могут получить доступ к банковским счетам гражданина.

В качестве примера приводится следующее дело. Некто без заявлений и расписок получил у коммерческого представителя оператора дубликат сим-карты Светланы Шуминой*, что помогло злоумышленнику перевести ее деньги на счета третьих лиц. Шумина подала иск к оператору и банку о солидарном взыскании этого ущерба, процентов, компенсации морального вреда и потребительского штрафа за отказ удовлетворить требования в досудебном порядке.

О деле подробнее:

Суды при рассмотрении исков указали на недоказанность вины оператора связи и тот факт, что выдача сим-карты не является услугой связи, так как выдача дубликата сим-карты была произведена коммерческим представителем, за что оператор не несет ответственности, якобы данные услуги не относятся к услугам связи и не предусмотрены договором об оказании услуг, заключенным между истицей и оператором связи. С этим выводом не согласилась коллегия ВС по гражданским делам. Коммерческий представитель – это агент, а права и обязанности по его действиям возникают у принципала. Значит, нельзя освобождать оператора от ответственности (определение от 8 декабря 2015 г. № 5-КГ15-164).

* имена и фамилии героев изменены редакцией

С полным текстом обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утвержденным Президиумом ВС 27 сентября 2017 года, можно ознакомиться здесь.

Отмена кредитного договора в суде

Бывает так, что при получении кредита в банке люди теряются под нажимом банковских работников. Ведь близость и доступность денег кружит им голову, наши граждане уже представляют себе новую машину, ремонт или долгожданное путешествие. В такой ситуации чаще всего им не до чтения кредитного договора. Поэтому часто заемщики обнаруживают невыгодность его условий только через какое-то время.

Именно тогда отмена кредитного договора в суде является спасательным кругом и может помочь человеку избавиться от кредитной кабалы законным путем. В этой статье мы расскажем, как признать в суде недействительным кредитный договор.

Основания для оспаривания

Поскольку кредитный договор — это вид гражданско-правовой сделки, то на него распространяются положения статьи 166 Гражданского кодекса. Данная норма права устанавливает, какую сделку суд может аннулировать.

Видов таких сделок всего два:

  • оспоримая сделка;
  • ничтожная сделка.

Формулировка данной статьи запутана и человеку, который далек от юриспруденции, сложно понять различия между этими сделками.

Говоря по-простому, оспоримая сделка — это кредитный договор, который суд должен оценить в ходе рассмотрения иска и который данный суд может признать недействительным, если этот договор нарушает права заемщика. А ничтожная сделка — это кредитный договор, который изначально заключен с нарушением закона и суд соглашается с этим и должен обязать стороны возвратить друг другу полученные в рамках этого договора деньги.

Обещаем, что после чтения этой статьи с понятными объяснениями и примерами эти сложные термины станут более понятными. Решение суда по обоим этим основаниям влечет за собой прекращение действия кредитного договора. Кроме того, признание сделки недействительно влечет за собой применение последствий ее недействительности, то есть взыскание по кредитному договору обратно всех платежей: банк возвращает заемщику проценты, а заемщик банку — сумму кредита.

Чем можно аргументировать в суде тот факт,
что банк буквально «всучил» мне в руки
кредит? Спросите юриста

Оспоримые сделки

Гражданский кодекс устанавливает, что кредитный договор суд может признать недействительным , если он заключен:

  • юношей или девушкой в возрасте от 14 до 18 лет (кроме полностью дееспособных, чего в нашей стране почти не встречается). Исковое заявление в суд о расторжении такого кредита должно подаваться родителями или опекунами заемщика;
  • человеком, который судом признан ограниченным в дееспособности — по иску попечителя;
  • под влиянием существенного заблуждения. Закон относит к такому очевидные описки, опечатки и оговорки, а также непонимание предмета и природы сделки, а также лица, с которым данная сделка совершается ;
  • под влиянием насилия, угроз или обмана, а также на крайне невыгодных условиях (кабальная сделка). Доказательством такого факта для суда будет постановление о возбуждении уголовного дела по факту, например, причинения вреда здоровью, мошенничества или вымогательства.

Что касается кабальной сделки, то это чудо кредитования было распространено лет 7-10 назад. В то время микрофинансовые конторы любили слоган «Деньги до зарплаты!» и предлагали различным полумаргинальным клиентам «перехватить» 5-10 тысяч в трудную минуту. В договоре займа прописывалась процентная ставка в размере невинных 2%. И счастливый клиент выходил из офиса, сжимая в руках заветную пятерочку, и даже не осознавая, что эти 2% являются ставкой в день, и он только что взял займ под космические 730% годовых.

В 2018-2019 годах государство «пофиксило этот баг» в системе, приняв поправки в закон о микрокредитовании и ограничив величину процентной ставки для микрокредитных компаний. Поэтому сама схема уже канула в небытие.

Под какую максимальную ставку может сейчас
выдать деньги микрофинансовая компания?
Спросите юриста

Обман взрослого дееспособного человека

Также заблуждаться на тему законности и целесообразности сделки может и дееспособный человек, который, однако, в момент заключения сделки не мог осознавать свои действия или руководить ими.

На этом основании остановимся подробнее и напомним читателям про группу предприимчивых дельцов, которые действовали по всей России в середине 2010х, и про придуманную ими схему обмана.

Суть схемы заключалась в том, что доверчивых женщин всеми правдами и неправдами заманивали в офис для получения бесплатной косметологической процедуры в рамках рекламной акции.

Каждая женщина на свете мечтает быть красивее, тем более бесплатно, так что поток клиентов был неиссякаем. В офисе на посетительниц оказывалось мощнейшее психологическое воздействие, некоторые даже говорили о каком-то чае с неизвестными препаратами, затуманивающими рассудок.

По итогам визита женщины выходили из косметологического центра с совершенно бесполезным набором якобы чудодейственных средств для ухода за кожей, красная цена которому 1,5 тысячи рублей, и подписанным кредитным договором на сумму от 30 до 200 тысяч рублей — в зависимости от наглости «косметологов». Ведь большинство таких женщин приобретали заветный чемодан с косметикой в кредит. Договор кредитования подписывался «не отходя от кассы», то есть не в банке, а в салоне, что на тот момент было прямым нарушением закона «О потребительском кредите».

Ведь о системе удаленной идентификации — ЕСИА — тогда в России еще никто не слышал и не задумывался. А для выдачи кредита сотрудник банка (и откуда бы ему взяться в салоне?) должен лично удостоверить личность заемщика. При этом в схеме были замешены весьма крупные и уважаемые банки .

По такой же схеме — навязать ничего не понимающему растерянному человеку кредит — действовали установщики пластиковых окон и фильтров для якобы «очистки воды», которые действовали на основании химической реакции электролиза.

Чреземерно высокая ставка по кредиту
может служить основанием для признания
договора недействительным?

Что интересно, суды чаще всего отказывали в прекращении таких кредитных договоров: товар потребителю передан, а значит все законно и явное завышение цены не может быть поводом расторгнуть договор.

Однако как пример торжества справедливости можно привести решение суда в Саратове: там в рамках дела по ходатайству истца была проведена психологическая (. ) экспертиза, которая признала, что в момент приобретения косметики и подписания кредитного договора женщина находилась под влиянием гипноза (. ), что подходит как иллюстрация рассматриваемого нами пункта. В итоге кредитный договор суд признал недействительным, «косметологов», естественно, и след простыл, а пострадал в итоге банк, «попавший» на перечисленные сомнительной фирме деньги.

А в Ставропольском крае «косметологи» вообще не заморачивались: просто не дали женщине никакой косметики, а отправили ее восвояси с подписанным кредитным договором, который впоследствии суд также аннулировал.

Маховик правосудия раскручивается хоть и медленно, но неизбежно, поэтому в итоге этими дельцами заинтересовались полицейские, последовало возбуждение нескольких резонансных уголовных дел. Но это, как говорит телеведущий одной замечательной передачи, уже совсем другая история, которая не имеет отношения к данной статье.

Признает ли суд справедливым требование
о компенсации морального ущерба, если сделку
кредитования признают недействительной?

Ничтожные сделки

Тот же Гражданский кодекс устанавливает основания ничтожности кредитных договоров. То есть эти договоры вообще не могли быть заключены и не имеют юридической силы:

  • договор с недееспособным лицом;
  • договор с малолетним (до 14 лет) ребенком;
  • договор, заключенный не в письменном виде. Статья 820 Гражданского кодекса гласит, что кредитный договор должен быть заключен только письменно — и точка. Без исключений;
  • договор, который заключен не тем лицом, которое указано в договоре.

По этому пункту можно привести в пример решение Мещанского районного суда г. Москвы, принятое в 2020 году. Суть дела такова: альтернативно одаренный клиент банка поддался на телефонные угрозы «сотрудницы банка» (сколько же лет должно пройти, чтоб люди перестали вестись на это?), которая сказала, что его карта заблокирована.

Далее этот гений, как водится, продиктовал даме все пин-коды и пароли, после чего от его имени в мобильном приложении банка был взят кредит, который сразу же испарился в неизвестном направлении на счета мошенников.

Когда наш герой обнаружил закрытие счета и понял, что натворил, то обратился с иском в суд и потребовал признать кредитный договор недействительным. Суд отказал в удовлетворении требований и сказал, что нужно внимательнее читать договор с банком.

Несмотря на кажущуюся несправедливость решения, юристы считают ситуацию однозначной с правовой точки зрения и ясной, как Божий день. В договорах комплексного банковского обслуживания (которые никто не читает, а только подписывает «там, где галочки») всегда есть пункты о дистанционном банковском обслуживании. В этих условиях говорится о необходимости держать в тайне свои коды и пароли и не разбалтывать их всем на свете — иначе банк за последствия не отвечает.

В нашем случае истец нарушил эти положения, так что суд законно отказал в иске. Сложилось ощущение, что в этом решении судья хотел еще много чего сказать истцу о его «гениальном» поведении, но был скован судейской этикой.

Всегда ли утрата цифр ПИН-кода карты —
это проблема клиента банка или есть случаи,
когда суд вставал на сторону физ лица?

Признание недействительной части кредитного договора

Также можно требовать в суде не отмены всего кредитного договора, а признания недействительными отдельных его положений — при этом в остальной части договор продолжает действовать.

К условиям, которые суд может аннулировать, относятся:

  • запрет на досрочное погашение кредита и комиссия за это. Но такой запрет априори незаконен — согласно нормам все того же фз «О потребкредите»;
  • обязательное страхование жизни и здоровья — классика нашего времени. Банки часто навязывают ненужную страховку, в противном случае отказывают в выдаче кредита. Самым законным методом борьбы с этой схемой будет признание данного пункта договора недействительным в суде ;
  • хитрая схема распределения поступившего платежа по кредиту. Погашаться должна сначала собственно сумма кредита, а потом уже проценты и пени. Банки обычно сумму платежа сначала направляют на погашение процентов — даже у добросовестных заемщиков;
  • некоторые другие условия, которые ограничивают права заемщика и ставящие его в невыгодное положение. Например, банки уже давно не имеют права брать плату за ведение ссудного счета. Но упрямо продолжают включать пункт о плате за счет в договоры о кредите. И люди платят.

Сроки исковой давности

Срок обжалования кредитного договора по общим правилам, установленным статьей 181 Гражданского кодекса, составляет 1 год для оспоримой сделки и 3 года для ничтожной. Время это считается со дня, когда началось исполнение договора. Если сделку обжалует не одна из ее сторон (как в примере про несовершеннолетнего заемщика и его родителей), то срок исковой давности считается со дня, когда лицо узнало о незаконной сделке. В любом случае, если договор просит отменить не его участник, то срок такого обжалования не может быть больше 10 лет.

Каков срок исковой давности по возврату
того кредита, по которому я уже перестал
платить? Спросите юриста

Как отменить кредитный договор в суде

Рассмотрим пошагово весь процесс отмены кредитного договора в суде:

  1. Первым делом нужно правильно определить подсудность. Чтобы понять, какому суду надлежит рассматривать ваш иск, надо внимательно почитать кредитный договор: в некоторых из них может быть установлена договорная подсудность, то есть заранее определено место разрешения споров. По общему же правилу иск подается по месту нахождения ответчика, в данном случае кредитной организации.
  2. Если заемщик является физическим лицом, то иск будет рассматриваться судом общей юрисдикции, если ИП или организацией — арбитражным судом .

Далее нужно подготовить исковое заявление в суд о расторжении кредита, сослаться на правовые нормы в обоснование своей позиции и приложить все документы, которые подтвердят Вашу правоту. Оригиналы документов лучше не прикладывать: при отправке почтой порой случаются казусы.

Надежным вариантом будет направление копии, а уже в судебном заседании личное предоставление суду оригинала кредитного договора для ознакомления. Интернет заполен различными образцами и шаблонами таких исков, однако каждая ситуация индивидуальна и нужно разобраться в сути, чтобы учесть все нюансы конкретного кейса. Шаблон иска мы приводим ниже;

Скачать образец иска для обращения в суд вы можете на нашем сайте.

Как видите, ничего сложного в отмене кредитного договора в суде нет. Все шаги логичны и понятны. Однако дьявол, как всегда, в деталях, поэтому на каждом этапе непосвященного человека могут ждать неприятные сюрпризы, которые способны помешать достижению цели. Наша команда юристов имеет огромный опыт в оспаривании кредитных договоров, сопроводит Вас на всех этапах этого нелегкого пути и поможет избежать любых нежелательных нюансов.

Кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой

Х. обратился в суд с иском к банку-2 о признании кредитного договора недействительным, взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований Х. ссылался на то, что 1 сентября 2013 г. от его имени неизвестным лицом заключен кредитный договор с банком-1, правопреемником которого является банк-2.

О выдаче кредита на его имя истцу стало известно 2 апреля 2014 г. после обращения ответчика к нему о полном досрочном исполнении обязательств по данному договору. Для проверки доводов истца о том, что кредитный договор он не заключал и не подписывал, а лишь заполнил в банке-1 анкету на предоставление кредита, определением суда от 25 мая 2017 г. назначена судебная почерковедческая экспертиза.

Согласно заключению эксперта от 15 августа 2017 г. рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в анкете на предоставление банком-1 потребительского кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены Х.; рукописные записи фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в заявлении на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в графике платежей к заявлению на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета по кредитному договору от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в уведомлении об информировании клиента о полной стоимости кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом.

Разрешая спор и удовлетворяя иск Х. частично, суд первой инстанции принял во внимание приведенные выше обстоятельства и указал на то, что в нарушение требований ст. 820 ГК РФ письменная форма кредитного договора не была соблюдена, поскольку истец кредитный договор не подписывал, заемщиком не является, каких-либо обязательств на себя по данному договору не принимал, а следовательно, кредитный договор от 1 сентября 2013 г., подписанный от имени Х. неизвестным лицом, является недействительным (ничтожным).

Суд первой инстанции также указал, что срок исковой давности Х. не пропущен, поскольку о заключении кредитного договора истцу стало известно 2 апреля 2014 г. из требования ответчика о полном досрочном исполнении обязательств по договору, в суд с иском Х. обратился 10 марта 2017 г., то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 181 ГК РФ. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что кредитный договор в силу п. 1 ст. 168 ГК РФ является оспоримой сделкой, а поэтому срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ); ходатайства о восстановлении срока исковой давности истцом заявлено не было, сведений об уважительности причин пропуска срока исковой давности представлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.

В силу п. 1 ст. 160 ГК РФ (здесь и далее нормы ГК РФ приведены в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пп. 2 и 3 ст. 434 данного кодекса.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

В п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ). Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены ст. 168 ГК РФ. В соответствии с пунктом 1 названной статьи за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 этой же статьи). Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1). Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2). Как следует из материалов дела, заявленные истцом требования о недействительности кредитного договора основаны как на несоблюдении требования о его письменной форме, поскольку договор истцом подписан не был, так и на том, что волеизъявление на заключение договора отсутствовало.

Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями. Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.

Однако, оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению.

Чужой договор

alt=»Жертвы мошенников с банковскими кредитами могут остаться не только без наличности, но и без жилья. Фото: Сергей Михеев/ РГ» /> Жертвы мошенников с банковскими кредитами могут остаться не только без наличности, но и без жилья. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Одни мошенники получают кредиты по украденным документам. Другие, пользуясь связями в банках, берут деньги по копиям чужих паспортов. А получить такую копию сегодня очень легко. Ведь у нас снимают копии паспорта везде, начиная с поликлиники по месту жительства и салонов связи, заканчивая школами и всевозможными конторами ЖКХ. Таких преступников не часто, но все-таки ловят и выносят им приговор. А как поступать тем, кто оказался их жертвой с долгом в банке, которого они не делали?

Об этом рассказал Верховный суд РФ, когда пересматривал результаты судебного спора гражданина и некоего банка, который захотел получить выданный мошенникам кредит с невиновного человека. Учитывая, что жертв подобных мошенников немало, эти разъяснения могут оказаться крайне полезными.

Фото: Сергей Михеев/ РГ

Все началось с иска к некоему банку, который принес в суд гражданин. Житель Воронежской области попросил признать кредитный договор с этим банком незаключенным. В суде бедолага рассказал, что Лискинский районный суд Воронежской области вынес заочное решение, по которому взыскал с него нереальную сумму долга — вместе с судебными издержками почти 17 миллионов рублей. Заключен кредитный договор, судя по документам, был в 2014 году.

Суду истец объяснил, что он никогда такой договор не заключал, в городе Самаре, в котором якобы подписывался договор, он никогда не был, а зарплата его составляет 15 тысяч рублей и не идет ни в какое сравнение с той, что указана в договоре.

Тот же Лискинский районный суд, выслушав доводы человека, с ним согласился и признал договор незаключенным. А банк с таким решением не согласился и обжаловал вердикт райсуда в судебную коллегию по гражданским делам Воронежского областного суда. Апелляция решение районного суда отменила и приняла новое решение — в иске гражданину отказать и признать правоту требований банка.

Пришлось истцу обращаться в Верховный суд РФ и пожаловаться на решение областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила это дело и заявила, что жалоба гражданина «подлежит удовлетворению», а в решении апелляции есть нарушения закона.

Вот как пересматривал это дело Верховный суд.

Он увидел, что районный суд, удовлетворяя иск гражданина, сослался на заключение эксперта из «Воронежского регионального центра судебной экспертизы Минюста России». Эксперт написал, что подписи от имени истца на копии кредитного договора выполнил не он.

Фото: Depositphotos.com

Областной суд на это ответил: копия вообще не является доказательством, так как «не соответствует требованиям статьи 71 Гражданского процессуального кодекса РФ». И вообще, по мнению областных судей, в деле нет доказательств того, что копия договора, которую принес в суд истец, «соответствуют оригиналу». Да и экспертное заключение не соответствует требованиям Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», потому как «проведение исследования по копии кредитного договора не допускается».

А еще Верховный суд увидел, что апелляция приобщила к делу новые доказательства, которые предоставило следствие уже после того, как районный суд встал на сторону истца. Это были заверенные копии кредитного договора и копия расходного кассового ордера, которые, по мнению областного суда, доказывали, что истец деньги у банка брал.

Верховный суд заметил, что его областные коллеги, вынося свое решение, не учли важные моменты.

По закону апелляция, во-первых, оценивает доказательства, которые есть в деле. И во-вторых, дополнительные доказательства. Но эти дополнительные доказательства принимаются апелляцией тогда, когда человек, участвующий в деле, объяснил, по каким причинам он не смог их принести в суд первой инстанции. Это должны быть веские причины, не зависящие от человека, а апелляция обязана признать эти причины уважительными.

О том, что в деле появились новые доказательства, областной суд обязан был вынести определение.

Уточнения по этому поводу сделал Пленум Верховного суда (№ 13 от 19 июня 2012 года). Пленум сказал, что судья-докладчик излагает содержание новых доказательств и ставит на обсуждение вопрос, принимать ли новые доказательства. Причем делается это с учетом мнения тех, кто участвует в деле. Доказывать, почему в районный суд не принесли новые доказательства, должен тот, кто их принес. А апелляция обязана решить, по уважительным причинам новые доказательства не предоставили районному суду или нет.

В материалах нашего дела Верховный суд увидел, что ответчик не сослался на новые доказательства, а областной суд в нарушение закона и без указания мотивов принял новые доказательства. Новыми доказательствами оказались копия кассового ордера о получении миллионов, копия свидетельства о собственности на квартиру и машину, которые якобы есть у истца. Была в деле и копия справки с места работы нашего героя — некой фирмы. Верховный суд подчеркнул — в нарушение закона (статьи 35 и 57 ГПК РФ) истцу «не обеспечили право ознакомления с новыми доказательствами и представления на них возражений».

Фото: Сергей Михеев/ РГ

Из дела видно, что новые доказательства поступили в областной суд из полиции Самарской области. Их воронежский областной суд не исследовал, не дал оценки, допустимые ли это доказательства. Апелляция просто ограничилась перечислением появившихся документов. А наш герой в суде утверждал, что никогда не работал в той странной фирме, которая названа в документе, и у него не было таких доходов, которые указаны в справке, и ни этой квартиры, ни машины у него также нет и не было, кредит не просил и денег не получал.

Верховный суд напомнил: по закону (статья 71 ГПК) подлинные документы представляются тогда, когда дело нельзя разрешить без подлинников или когда копии различаются. Наш истец предоставил суду копии, соответствие которых оригиналу никто не оспаривал. Назвав заключение эксперта «ненадлежащим доказательством», областной суд не сказал, какие положения закона нарушены экспертом. Местный суд, по мнению Верховного суда, не учел, что закон не запрещает делать почерковедческую экспертизу по копиям и в законе нет запрета, чтобы суд использовал такую экспертизу. А еще высокий суд добавил: вопрос о пригодности образцов для исследования экспертами, как и вопрос о методике проведения экспертизы, — это компетенция того, кто экспертизу проводит.

По мнению Верховного суда, его воронежские коллеги должны были сами запросить у полиции Самарской области подлинный кредитный договор, чтобы не было сомнений. Но этими процессуальными полномочиями областной суд не воспользовался. По мнению Верховного суда, это говорит «об уклонении суда от обязанности по полному и всестороннему установлению обстоятельств дела».

Прокуратура информирует

В силу пункта 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 данного кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

В пункте 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (статья 820, пункт 2 статьи 836 ГК РФ).

Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены статьей 168 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2 этой же статьи).

Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен статьей 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).

Согласно статье 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями.

Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к пункту 2 статьи 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.

На основании изложенного, кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой.

Помощник прокурора Демидовского района
Юрист 1 класса
Е. А. Данилова

Читайте также  Какой предусмотрен срок подачи заявления на кассацию?
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector